Исповеди logo

Верить, бороться, жить! А о грустном я подумаю завтра

Нельзя опускать руки

Моя история, наверное, не будет исповедью в полной мере, в том смысле – какой её считают в религии. Признание греха, раскаяние… Все мы грешны, и я – не идеальная и не святая. Но скорее – мне просто нужно выговориться, нужно как-то облегчить душу. Когда было совсем тяжело, кто-то советовал – сходи к психологу или исповедайся. Ни того, ни другого я не сделала. А недавно набрела на этот сайт, почитала истории и решила рассказать свою. Сразу отмечу – я не жду жалости или советов, даже сама не знаю, чего жду – может, просто хочется поделиться, откровенно рассказать всё, как на духу, чего не могу сделать в жизни ни с кем.

Не знаю, с чего начать свой рассказ. Мне 27 лет, в своей истории я назовусь Верой, это то имя, которое, как мне кажется, больше всего подходит мне в жизни. Так много всего было за довольно небольшой промежуток времени, что мне иногда кажется, что в моей жизни как будто заложено несколько судеб.

Своё детство я стараюсь считать счастливым. Прежде всего, наверное, потому что у меня была полная семья, хотя и со своими проблемами. Еще потому что я выросла, меня воспитали именно такой, какая есть сегодня – я умею ценить настоящее, умею радоваться жизни. Понимаю и ценю природу, искренние чувства, надёжных людей. Могу не обращать внимания на отсутствие каких-то бытовых условий, на нехватку денег, но ценить момент, быть счастливой от общения, от мгновения… В общем, как мне кажется, умею отличать зёрна от плевел.

Но, есть много моментов, о которых я не люблю вспоминать, а в них – наверное, истоки всех бед. Попытаюсь рассказать по порядку. Моя мама родила мою старшую сестру вне брака, банально – она полюбила, а он оказался женат. При чём она об этом узнала, уже будучи беременной. Он же уехал в свой город, совершенно не помогал, никогда не интересовался своей дочерью, моей старшей сестрой Надеждой, вообще просто ушёл.

Потом мама встретила моего папу, поженились, родилась я. Папа очень любил маму. А она его, наверное, так и не полюбила именно тем неземным чувством, которое описывают высоко и восторженно. Замуж вышла, потому что пора, потому что тяжело одной, да и вокруг все уговаривали, уверяли – «стерпится-слюбится». Но… Уважала, дружила, жалела, прощала, но не любила. Я это поняла довольно рано, еще будучи ребёнком.

Как-то всё завертелось. Уже с лет 10 я помню частые скандалы родителей, практически всегда пьяного после работы папу, расстроенную и уставшую от работы и от семейных разборок маму, какую-то зашуганную сестру — мне было очень жаль её, когда она ни за что или за какие-то мелочи получала от папы. Только со временем поняла, почему он всегда так к ней относился. Меня он любил больше, это явно, хотя и мне тоже доставалось. Нет, много было и счастливого в моём детстве – поездки на море, весёлые праздники с друзьями родителей, замечательные летние каникулы в деревне… И просто маленькие жизненные радости, какие бывают в жизни ребёнка – новый велосипед или весёлый день рождения.

Но как-то завертелось всё… Была череда невзгод и тяжёлых испытаний. У отца – тяжёлый период потери здоровья из-за профессиональной травмы, да и собственно потеря профессии. Плюс предательство друга, денежный кризис в стране, снижение зарплаты. Как раз в этот период сестра узнала о том, что папа ей не родной. Общалась непонятно с кем, закурила, загуляла и понеслась по наклонной. Мама разрывалась между нервной работой, депрессией отца, слетевшей с катушек дочерью. Как я поняла уже гораздо позже, я видимо именно тогда нашла свою «нишу» в учёбе – по крайней мере, хоть немножко радости маме, а к тому же – это было единственное, что я хоть как-то могла контролировать. Умом меня Бог не обделил, добавилось моё усердие.

Я успешно заканчивала школу. Умерла мамина старшая и единственная сестра. Тяжело болела бабушка (мамина мама), требовался постоянный уход, что легло в основном на мамины плечи. Папа потерял работу, и маме приходилось и работать тоже, она просто не могла уйти, нужно было всем нам за что-то жить. По-прежнему катилась по наклонной сестра. Всё сопровождалось постоянными скандалами, неприятными историями, связанными с сестрой. Упрёками отца в сторону мамы, что она во всё виновата.

Так продолжалось несколько лет. Я на то время уехала в другой город, успешно училась, уже тогда начинала потихоньку делать карьеру. Приезжала домой часто, жалела маму, но видела, что практически ничем не могу помочь. Помню раза два или три со мной случались истерики, когда я орала своим родителям: «Разведитесь уже, наконец, не мучьте друг друга!». Но всё продолжалось. Сейчас мне кажется, что вместо реальной помощи маме, такими выходками и истериками я только еще больше усложняла ей жизнь, вместо того, чтобы утешить, поддержать со своим юношеским максимализмом убеждала, что нужно что-то менять. До сих пор иногда вспоминаю то время и думаю, что, может, могло быть всё иначе? Что мне нужно было найти работу, помогать маме, как-то лечить от алкоголизма и психозов отца? Заставить их разъехаться? Попробовать помочь сестре? Вопросы, вопросы… Их так много, а ничего не вернуть назад. Мне тогда было 18-19 лет. Не так мало, но и не так много – я, по сути, была еще совсем ребёнок тогда по своим взглядам на жизнь, по её пониманию.

А потом – закончилось моё детство. Ушло навсегда. Умерла любимая бабушка. Прошло еще немного времени – и выяснилось, что у мамы – рак… Я даже самой себе в этом не признавалась, хотя врачи сказали только мне ее диагноз. Маме я сказала уже практически тогда, когда она сама поняла, что не выкарабкается. Но я благодарна врачам и Господу за то, что тогда подарили мне еще год маминой жизни… Ей было тяжело, она уходила долго и мучительно… Но я смогла сказать ей и доказать, как я сильно её люблю. Это, наверное, эгоистично, но если бы она умерла раньше, не знаю, как бы я сегодня с этим жила. Наверное, никогда бы себе не простила того, что так редко ей говорила, как сильно я её люблю! А она за тот период смогла показать мне, насколько сильно можно любить жизнь!

Сейчас, когда мне очень тяжело или просто грустно, я вспоминаю мамины слова, когда она уже знала, что неизлечимо больна – «Как жить хочется!». Без надрыва и истерики, спокойно и грустно произнесла: «Как хочется жить…».

И не смотря на все беды и невзгоды, я люблю жизнь, правда! Я научилась совершенно по-другому смотреть на небо и просто радоваться дню, иногда даже заставлять себя насильно – как бы это странно ни звучало – быть счастливой… Это сложно объяснить, но это возможно. И я думаю, что это именно благодаря тому, что у меня была такая мама. Она никогда не плакалась никому, она всегда улыбалась и была очень позитивным человеком.

Когда её похоронили, я попрощалась с детством и навсегда повзрослела. Я думала, что это было самое страшное в моей жизни. Но тяжелее было потом – особенно первый год после её смерти… Вспоминая всё сейчас, я не знаю, как я всё это пережила. Меня спасала работа, как когда-то учёба. И мои друзья, которые даже не зная многого, очень часто выручали просто фразой: «Не ной!»

Дикая депрессия отца. Алкоголь и постоянные мысли о том, что он хочет умереть, высказанные вслух и со слезами – мне, его дочери!

Сестру посадили в тюрьму, сначала на небольшой срок. Наверное, это случилось бы раньше, но мама её всегда вытаскивала ее из бед. Потом опять загулы, пьянки, периодические выклянчивания денег у меня, отсутствие работы и снова – шаткий путь и условный срок.

Отдельно отмечу, что всех – и себя, и отца, и сестру некоторый период содержала я. Без фанатизма, я не оплачивала им красную икру. Коммунальные счета, элементарные продукты питания – не могла же я их бросить совсем. И приходилось каждый день с улыбкой ходить на работу… И на вопросы как дела неизменно, как мама когда-то, с улыбкой отвечать – «хорошо». Хотя работа – это, наверное, то единственное, что как когда-то учёба, спасало меня. Она приносила мне радость и некое забытьё.

Сестра забеременела, вроде жила с отцом ребёнка, и всё было относительно нормально. Но ко времени родов всё у них расклеилось, не знаю точно причин. Мне пришлось быть рядом с ней, оплачивать больницу. И настал тот день, когда, да простит меня моя мамочка, я подумала о том, что видимо Господь избавил маму от страданий, подумала о том, что если так больно мне, то какого бы было ей? И впервые подумала о том, что её уход был справедлив. Наверное, мама была тогда рядом где-то со мной, но уже в другом измерении, и я надеюсь, что ей не было так больно за своих дочерей – старшую, что так угробила свою жизнь, и младшую – которая была одна со всеми бедами.

В тот день я узнала, что мой единственный племянник – умер. Ребёнок моей сестры родился очень слабеньким, я не успела даже увидеть его, как мне пришлось заняться его похоронами. Узнала я в тот день и то, почему он умер. Моя сестра оказалась ВИЧ-инфицированной. А еще к тому же воровкой, которая грабила в соседних палатах рожениц. И еще наркоманкой, к тому же торговавшей наркотиками, об этом я узнала чуть позже, еще через пару дней. В эти дни всё было как в тумане. Когда я хоронила своего племянника, я думала о том, что с мамой на небесах теперь будет ее внучок… И еще думала о том, что окончательно хороню хоть какие-то остатки своих надежд на нормальную жизнь своей сестры Надежды.

А потом, спустя некоторое время, был суд, где сестре дали 7 лет тюрьмы. Теперь я навещаю её, мой отец за всё время ни разу ничего о ней не спросил. А я не рассказываю, не навязываюсь. Он вычеркнул её из своей жизни, а я так не могу. У нас ведь была одна мама. И другой сестры у меня никогда не будет. Если бы была жива мама, это легло бы на её плечи, сложно представить боль матери, познавшей такое. Иногда, когда ношу передачки сестре, я вижу женщин, приходящих к своим дочерям – и я не пожелала бы такого даже злейшим врагам! Но теперь сестра – это мой крест, который нужно достойно нести. Я сумела побороть в себе злость и обиду на неё – за все те горести, которые она принесла маме. Мне её жаль, правда, жаль.

Когда-то, спустя недолгое время, как нестало мамы и я узнала о болезни сестры, хотелось найти её биологического отца, рассказать ему истории жизни некогда обманутой им женщины и его дочери, и просто посмотреть ему в глаза. Но даже это прошло. Мне ничего это не даст, а кто знает, какие беды и боли были в его жизни? И стоит ли еще добавлять ему боли, если он проникнется, или себе злости, если ему будет совершенно всё равно? Больше меня не преследует это желание.

Мой отец сейчас уже гораздо реже говорит о смерти, нашёл работу, но периодически всё равно пьёт, страдает о маме, а его психика, наверное, очень серьёзно нарушена уже давно. Когда он орёт на меня, просто из-за каких-то мелочей, я просто стараюсь думать о том, что это – не он, что это – больной, несчастный человек, со сломанной судьбой. Стараюсь тоже, как и сестру, просто пожалеть его.

Иногда становится невыносимо и просто пульсирует мысль – а кто меня пожалеет? Очень больно, когда самый родной мне человек, которого я безумно люблю, обзывает меня, говорит о том, что я ничего не видела и не смыслю в этой жизни, что я совершенно его не понимаю. Но я смирилась и уже не жду, чтобы он понял меня. И просто вспомнил, что это в моей жизни были больницы – с мамой и сестрой (его там не было, с врачами общалась я – девчонка еще считай, они вечно спрашивали, есть ли кто-то постарше со мной…), морги и кладбища, судебные заседания сестры, её тюрьма… И бесконечное одиночество. Он – мой папа, и на самом деле очень меня любит, я просто знаю это, и это главное!

Личная жизнь – отдельная тема, как-то она не складывается, не до этого было, да и, наверное, я никого не пускаю в свою жизнь. И наверное как-то накладываются взаимоотношения с папой. А все говорят вокруг: «Вера, так нельзя, нужно устраивать свою жизнь, найти вторую половинку, рожать детей…» И я тоже это понимаю. Годы ведь идут. Но не объявления же на столбах вешать? Да и сама не знаю – я притягиваю друзей, часто, как мне кажется, могу помочь советам, меня любят и уважают, как человека. Но с мужчинами прочные личные отношения не складываются. Как будто сама отталкиваю, может, просто боюсь, что будет больно, а боли мне и так достаточно. Может, боюсь, что не смогу быть достаточно откровенной, боюсь кому-то довериться, а без этого и любви нет. Не знаю…

Единственное, на что не жалуюсь – это мои успехи в работе. Они требуют моих невероятных усилий, но они помогают выйти из всех душевных кризисов, с мыслью – надо работать, я встаю с кровати в самые трудные дни. Хотя, возможно, это тоже по-своему ненормально.

Наверное, самое важное, чему я научилась к сегодняшнему дню – это сострадание. Я стараюсь прощать людей. Не винить никого ни в чём. Не винить жизнь, судьбу, Бога, людей… Принимать то, что я не могу изменить, и менять то, что в моих силах.

Я живу! И это счастье! Память о маме даёт мне силы в те моменты, когда я ношу передачи сестре в тюрьму, когда сама лечу себя от простуды и от депрессий, когда кричит на меня отец, срываясь из-за какой-то мелочи. Я редко плачу и редко себя жалею – когда ноешь и жалуешься, так тяжелее. Когда становится совсем невмоготу, я вспоминаю слова Скарлет – «Я подумаю об этом завтра!», и слова мамы – «Как хочется жить!».

И приходит новый день, новые заботы и новые маленькие радости. И я живу! И даже получается иногда быть счастливой.

P.S. Перечитываю свою историю и думаю о том, что кто-то может просто не поверит, что это правда – и рак, и ВИЧ, и тюрьма… Но сказанное действительно случилось со мной всего за несколько лет моей жизни, а там уж верьте или нет – я выговорилась, и кажется, мне правда немножко легче… Было много моментов, о которых можно написать отдельную историю, и не всегда, я была в них права, сохраняя спокойствие и принимая правильные решения. Было много всего. Был период в два года, когда что-то очень тяжёлое случалось каждые 3-4 месяца. Я тогда жила в постоянном чувстве тревоги, страха, ночных кошмаров и нервного тика от телефонных звонков.

Сейчас, вспоминая тот период, я понимаю, что сегодня умею просто радоваться каждому спокойному дню. Тогда мне помогал жить только светлый образ мамы, друзья, природа, иногда – церковь. Я просто приходила туда – на службу или просто – и заставляла себя верить в то, что я  не одна, что я со всем справлюсь!  Я не стала фанатичной верующей, не ушла из реальности в религию, я не соблюдаю пост, не так часто бываю в храме, не придерживаюсь всех необходимых «правил». Но я искренне верю в высшую силу, в высшую справедливость, в то, что наши близкие, даже когда умирают, хотя бы иногда рядом с нами, в самые трудные и самые светлые минуты. С  такой верой легче жить… Главное – всегда помнить о том, что не смотря ни на что, нужно бороться! Нужно жить! Самое ценное, что есть в этом мире – это жизнь, здоровье своё и близких, умение прощать и двигаться дальше!

Спасибо тем, кто прочёл мою историю до конца, может, чем-то она поможет вам, может, чему-то научит, а может просто останется эпизодом. Главное – эта исповедь, надеюсь, поможет мне.

Автор: Вера

У Вас похожая история? Пожалуйста, напишите нам об этом (регистрироваться не нужно).

Поддержите, пожалуйста, автора этой истории:


Комментарии к исповеди “Верить, бороться, жить! А о грустном я подумаю завтра”:

Анонимные комментарии 6 комментариев:

Вера, ваша исповедь очень интересная. Много вам пришлось пережить и испытать. В плане неустроенной личной жизни могу вам сказать не отчаивайтесь. Я сама вышла замуж впервые в 34.5 лет, муж прекрасный заботливый,хозяйственный и внимательный (ему 36 лет). Нужно просто быть терпеливой и не терять веры в то, что ТЫ ДОСТОЙНА ЛЮБВИ И ЗАБОТЫ своего мужчины.  В отношениях с сестрой это ее выбор  стать наркоманкой и преступницей ( я сама выросла без отца, но стала хорошим специалистом, дочерью и заботливой внучкой для старика деда 90 лет). Лучше вам дистанцироваться от нее эмоционально, не преживать так сильно.

Спасибо, Ирина, за поддержку, наверное, это то, чего я и искала, публикуя свою историю. Я всё ещё верю в своего принца:-) А благодаря Вам — в копилочку добавилось ещё надежды) О сестре, по тексту увидела — что вылились те эмоции, которые переживала два-три года назад, действительно, не знала, как быть с ней, как жить, как всё устроить. Помню — очень переживала и просила Бога, чтобы направил её на путь истинный. И только недавно поняла, что видимо он меня тогда услышал и правда помог. Сейчас вижусь с ней на свиданиях в тюрьме раз в два-три месяца, но стараюсь не принимать всё близко к сердцу, да и вижу, что заключение ей на пользу. Ещё раз спасибо! 

Вера ,Вы человек безумной силы воли…Я желаю Вам счастья , пусть в Вашей жизни появится любимый и любящий человек , а самое главное пусть появится Ваш малыш, который будет говорить «мама , я тебя сильно люблю» — самые главные слова в жизни Женщины и Матери…С большим уважением к Вам.

Яна, спасибо! Буду верить)

Вера Вы молодец,хотелось би узнать как у Вас дела,ведь прошло уже 3 года…Спасибо

Мне очень понравилась эта история.
Автор молодец, такой сильный, позитивный человек!!!
Я тоже бы хотела знать, как Вашы дела.

Оставить анонимный комментарий:

Спасибо за Ваш отзыв и конструктивную критику. Будьте вежливы, не ругайтесь:

Текст вашего комментария*: ↓

* - обязательные для заполнения поля


Добавьте собственную историю прямо сейчас (регистрация не требуется). Читайте также исповедь. Не вошедшие в основную часть сайта публикации мозжно найти здесь. При копировании понравившихся историй, пожалуйста, не забывайте ставить ссылку на ispovedi.com со своего сайта или группы в соцсети. Большое спасибо за Вашу поддержку и участие в развитии сайта.


Читайте также самые новые публикации в этой категории: