Как мы выбрались из Мариуполя

История жительницы оккупированного Мариуполя

Я с рождения жила в Мариуполе, между Азовсталью и заводом «Ильича». Хочу рассказать, как мы с семьей выбрались из заблокированного города после двух месяцев оккупации.

Незадолго до полномасштабного вторжения РФ мы с мужем приобрели жилье под Киевом, я получила еще одно высшее образование, планировала пойти в декрет. За неделю до начала войны мы с мужем приехали в родной город, где нас ждали мои родители, бабушка и собака.

Никто не верил, что у нас будет полномасштабная война. Мы не верили в серьезность предупреждений иностранных разведок, поскольку и украинское, и российское руководство говорили, что войны не будет. В это просто немыслимо было поверить здоровому человеку. Когда Путин выступал 22 февраля, я подумала, что максимум их войска зайдут на уже оккупированные территории «ЛДНР» и станут там. Никто не верил, что у нас будет полномасштабная война.

24 февраля ночью мне не спалось. В 4 утра я начала перечитывать новости, когда увидела прямое включение Путина. Включила его и поняла, что он объявляет нам войну. Встала, разбудила всю семью и сказала собирать тревожные чемоданчики. Я смотрела обращение с мыслью: «Сейчас ispovedi.com он договорит и начнутся взрывы». Так и вышло.

Мне начали приходить сообщения от друзей со всей Украины — из Киева, Харькова, что у них бомбят. Мы сели думать, что делать. Поскольку родители уже знали, что такое война (ранее они жили под Донецком), в 6 утра мы поехали закупаться продуктами — это нас и спасло. Спасло то, что у них был такой опыт. Мы закупились едой и думали, что это продлится неделю-две максимум. Поэтому не стали эвакуироваться, ведь надеялись, что скоро закончатся бои, и мы безопасно уедем.

Бомба в тротуаре

25 февраля папа пытался вывезти нас в пункт сбора, где должна была быть эвакуация, но там сказали, что ничего не будет. Мы поехали на выезд из города, но и там нас развернули. Тогда мы отправились домой — оборудовать бункер.

На второй день войны все магазины размародерили и в городе не стало еды. Вообще.

Около недели мы сидели в бомбоубежище. У нас пропал свет, вода, интернет, отопление — не было никаких коммуникаций. Нам повезло, что рядом был природный источник. ispovedi.com Мы баклажками набирали воду, благодаря чему выживали. Не знаю, что делали люди, у которых не было доступа к воде. Знакомая говорила, что они даже из луж пили воду, чтобы выжить.

Жители остались без воды

Первую неделю мы не могли выйти из дома, потому что бомбардировки происходили 24/7, без перерыва. Дом трясется, мины летают, смотришь в окно — там все полыхает.

Соседям прилетело. Мы стояли с мамой на огороде, стирали одежду, когда у нас над головой пролетела мина и упала в огород соседям. Туда съехалось несколько семей в один дом, потому что сейчас в Мариуполе люди пытаются кучковаться — так безопаснее и быт вести легче. В то время они готовили еду на огороде. Один снаряд и четыре человека — насмерть. Этот крик, крик умирающих людей не забыть никогда. А после этого к ним в дом пришли чечены и ограбили, забрали машины.

Самое интересное, что у нас на районе сидели «ДНР». Если бы эта мина прилетела на 10 м левее, они ударили бы по своим. «ДНР» пульнуло по «ДНР». И из-за ispovedi.com этого убили мирных людей. Там воюют папуасы. Мне правда жаль, что они не попали немного в сторону, где стоял их же блокпост.

Единственная возможность уехать была 24 февраля, 25-го её уже не было. Город уже закрыли: шли бои и никого не выпускали. Прошла где-то неделя войны и мы от знакомых услышали, что, возможно, на выезде из города есть автобусы. Мы пошли туда, но нашли только расстрелянные автомобили с трупами внутри. Никто их не убирает. Мы посмотрели и решили подождать еще.

Сгоревшие автомобили

Эвакуации в Украину не происходило, оккупанты её просто не дают делать. Все это время под Запорожьем шли бои, потому чтобы уехать, нужен пропуск именно от россиян, которые стоят в Бердянске и решают — будет коридор или нет. Преимущественно его нет. Люди могут выехать только в Россию. Иногда даже не спрашивают, хотят ли они уехать: подъезжает автобус под многоэтажку, собирает жителей и вывозит сразу на Донецк или Ростов. Там они оборудовали фильтрационные лагеря.

Каждый человек, желающий уехать из города, обязан пройти фильтрационный лагерь. В настоящее время ispovedi.com очереди туда уже расписаны на месяц вперед. Ты не можешь эвакуироваться, пока тебя не отфильтруют.

Что происходит на фильтрации? Допросы. Если «спалишься», что у тебя проукраинская позиция, то поедешь «на подвал». Может, вообще не будет тебя больше. Они задают вопросы, есть ли у тебя связи с Азовом, с полицией, с ВСУ, не знаешь ли ты соседей, имеющих проукраинскую позицию. Если кто донесет, что знает таких, то к тем людям приедут «гости». Как в 37-м году при Сталине.

Мне пришлось полностью чистить телефон. У меня было много материала, но я решила, что жизнь моя и моей семьи мне дороже, поэтому пришлось все убрать. Если бы что-нибудь нашли, меня бы просто объявили шпионом и я, думаю, сидела бы где-то «на подвале». Я все удалила.

Ищут татуировки. При фильтрации снимают отпечатки пальцев, фотографируют, сканируют весь паспорт — собирают всю личную информацию о человеке. Никакой приватной информации у нас больше нет.

Мы решили пройти фильтрацию, чтобы в любой момент, если появится возможность, могли уехать и не ждать очередь еще месяц. ispovedi.com Я надеялась, что мы сможем уехать в Запорожье, но когда приходили на выезд, трасса каждый раз была закрыта.

За несколько дней до того, как впервые начали вывоз мирных людей из Азовстали, украинская сторона договаривалась о зеленом коридоре для мирных мариупольцев. Мы приехали на Метро (район в Мариуполе), там стояли люди. Мы спросили «почему стоите?» Нам ответили, что это эвакуация в Запорожье. Мы такие: «О, прикольно». А прикол в том, что ты не узнаешь эту эвакуацию, потому что ни у кого нет интернета. Нам позвонить никто не может, я два месяца была в вакууме. У оккупантов я вообще ничего не хотела брать — ни гуманитарку, ни номер, потому что надеялась сохранить свои личные данные. В конце концов они их все равно получили.

Погибший мирный житель

На улицах неделями лежат трупы. Я не слышала ничего и не видела, чтобы россияне собирали тела погибших, чтобы не было таких фото, как в Буче. Тела никто не убирает. Лежат, гниют… Мы за то, чтобы тела забрали, потому что здесь труп, там труп. Началось ispovedi.com тепло и они быстро разлагаются… С них еще могут подходить снимать обувь и потом носить. Единственное, что они делали, это выкапывали братские могилы и сбрасывали некоторые тела туда.

Однажды папа поехал поймать интернет, потому что иногда он появлялся в одной точке в городе. Пока отец ловил сеть, увидел, что неподалеку от него разрыли братскую могилу — тросом вытаскивали тела, складывали пополам, бросали в машину и увозили.

В каждом дворе могилы. Людей закапывают прямо там, где они погибли — это в лучшем случае. А нет — так и будут лежать на земле. Всем уже пофигу. Люди перешагивают через трупы, когда бегут по своим делам, потому что нужно искать пищу… Живут в таких реалиях, никакого другого выхода нет.

Могила на улице в Мариуполе

Люди сами хоронят людей во дворах. Вот детская площадка, а рядом — 10 могил. На войне психика атрофируется. Раньше даже на похороны уйти и увидеть мертвого человека был стресс. Потом пришлось ходить по улицам, где лежат погибшие люди или их части тел: где — рука, где — нога, где — голова… Я ispovedi.com на все это вполне насмотрелась.

На вторую неделю мы решили пойти на 23-й микрорайон, потому что был слух, что там появилась еда. Восемь километров пешком под обстрелами, но ничего не нашли.

Девятиэтажка, в которой мы жили все мое детство, полностью сгорела. Многих завалило, кто-то сгорел заживо. Реальное количество жертв невозможно сосчитать.

Мариупольцев заставляют копать могилы за еду

Оккупанты сейчас людям предлагают идти работать — разбирать завалы за еду. Местные соглашаются, потому что нечего есть. Россияне сказали, что за первый месяц дадут еду, а во второй, «если мариупольцы будут себя хорошо вести», дадут денег.

В городе ничего не работает, люди умирают. Осталась одна больница на 17-м районе, в котором, кажется, еще есть несколько врачей. Одна несчастная больница — и там тебе ничем не помогут, потому что некому и нечем.

Россияне ввели пропуски, без которых теперь нельзя передвигаться по городу на машине. Ты едешь в комендатуру, стоишь там в очереди очень долго (может и сутки), чтобы тебе дали пропуск на двое суток. Его постоянно нужно обновлять. Это просто концлагерь.

Люди в Мариуполе живут ispovedi.com без воды, без света. Они становятся в очередь за чем-либо. В городе делают ксерокопии по 20 грн за страницу — наживаются на всем. Люди по сутки стоят в очередях, чтобы получить пенсию, им же нужно за что-то жить… Гуманитарка от оккупантов есть, но за ней нужно стоять в очереди по два дня.

Сначала россияне давали хорошую гуманитарку с наклейкой «Z». Налетела куча их журналистов, дроны запустили, фотографировали, какие они молодцы. У меня вопрос — а что вы фотографируете? Как вы людей до голода довели? Мне так хотелось наброситься на этих журналистов. Что вы вообще творите?

Разрушенный Мариуполь

Местным раздают газетки, в которых пишут, как «укронацисты разбомбили Мариуполь», а «ДНР ювелирно брали город». Да, так «ювелирно», что у нас ни одного уцелевшего дома в центре города нет. Это параллельная реальность, которую они сейчас создают. Ложь настолько циничная, что начинаешь сомневаться в собственной адекватности, хотя сам видел правду своими глазами. Психика не может поверить, что эти люди могут настолько бессовестно врать.

Оккупанты пытаются делать вид, что нормально относятся ко ispovedi.com всем. Пытаются.

Дети в Мариуполе сидят на асфальте и играют осколками мин и гильзами от патронов. На это тяжело смотреть.

Однажды мы вышли за водой на источник и началась перестрелка. Мы выбежали, но воду никто не бросил, потому что дома её нет. Так и лежали с этими баклагами лицом в землю, пока они не отстрелялись. Потом пошли домой.

Я приехала в Мариуполь в феврале, поэтому потом приходилось бегать по разбомбленным секонд-хендам, искать себе хоть какую-нибудь сезонную одежду. Готовили на костре, грели воду на костре, там же и купались. Все на огне. Телефон заряжался от аккумулятора в машине отца — он её время от времени заводил. Но связи тоже не было, потому мы перестали это делать. Некоторые люди украли себе генераторы, поставили во дворе и всем домом заряжались. Но потом пришли днр-овцы, все позабирали.

В Мариуполь россияне направили, в основном, пушечное мясо. У нас на блокпосте у дома стоял парень из филармонии, который просто неудачно вышел за хлебом — его схватили на улице и отправили в армию. ispovedi.com Автомат на шею повесили – и вот он сидит в Мариуполе. Это не военные, а просто люди, которым не повезло. Они извинялись перед нами, что вынуждены нас проверять.

Но это только некоторые исключения, далеко не все такие. Есть и такие случаи, когда мужики стоят пьяные с автоматами, хватают людей, заставляют раздеваться, берут «на мушку»… Никто их не контролирует.

Стицийные вынужденные захоронения мирных жителей

Страшно было, потому что я не знаю, что у русских на уме. Возьмут меня или моего мужа, заберут куда-нибудь — и все. Никто меня никогда больше не найдет. Русские, которые конкретно нам попадались, к удивлению, относились нормально, я думала, что будет страшнее. Днр-овцы гораздо хуже к нам относились, чем россияне. И это меня удивляет.

Сепаров вылезло, как грибов после дождя. Сидят под своими сгоревшими домами и радуются, что Путин пришел. Сложно судить, насколько их много. Сейчас только у них и есть право голоса. Все проукраинские люди пытаются уехать. Если ты публично где-нибудь скажешь что-то в поддержку Украины – тебе конец. Если ты заговоришь по-украински – тебя моментально ispovedi.com сдадут на ближайший блокпост. Может, поэтому мне кажется, что сепаров так много. Это преимущественно старшее поколение, не молодежь. Пенсионеры, которым просто некуда деваться, и алкаши.

На самом деле им нужны русский язык, Путин, водка и сидеть с русским триколором — великая Россия! А еще лучше – с красным советским флагом. Опустившие руки маргиналы не то чтобы верят, что россияне придут и сделают им хорошую жизнь. Они всего лишь хотят, чтобы всё было как в советском союзе – все жили одинаково. Пусть плохо, но одинаково, чтобы не к чему было стремиться и некому было завидовать.

Я видела, как забирают людей, как отпускают — нет. Забирают преимущественно мужчин.

Нас «шманали» постоянно. Мне кажется, мужчинами нужно передвигаться по Мариуполю сразу в одних трусах, чтобы каждый раз не снимать всю одежду. На каждом перекрестке их останавливали и полностью осматривали.

Мы с мужем перед поездкой в Мариуполь сменили регистрацию на киевскую. А благодаря новому закону в наших паспортах-книжечках перестали ставить штамп об этом. То есть у меня остался мариупольский штамп, но ispovedi.com прописка киевская. Как оказалось потом, если бы нам с мужем поставили штамп, что мы киевские, то нам было бы очень сложно. У мужа регистрация донецкая, но другого города, а у меня старая мариупольская. И без меня он не мог передвигаться по городу вообще, потому что когда открывали его паспорт, начинались вопросы: «Ты не местный, что ты здесь делаешь?». И тогда я говорила, что стоп, я жена его, вот штамп о браке, а вот моя мариупольская прописка. Мы все это все рассказывали, объясняли, что мы артисты, что мы местные — и как-то так выкручивались.

По сравнению с первыми неделями оккупации в обычных жилых районах стало спокойнее, оккупанты перестали избивать всех подряд. Но то, что сейчас на Азовстали — это ужас. Мы жили между металлургическим комбинатом имени «Ильича» и Азовсталью. Между двумя заводами. Наш дом потрескался от авиаударов, у соседей вылетели окна. У кого металлопластиковые, те остались, у кого деревянные — вылетели все.

Сейчас на Азовсталь такое сбрасывают, что земля просто переворачивается. Там невозможно спать, ты с ума сходишь. Всю ночь бомбят самолеты, летают калибры. Поднимаешь голову — у тебя над огородом ispovedi.com мина летит.

Отец говорил, что видел объявление, где гражданских приглашали скрываться на Азовсталь. В интернете были сообщения, что у них безопасно, большие бомбоубежища. У меня была там знакомая, едва не погибшая. Я спрашивала, как она там оказалась и оттуда вылезла, она сказала, что не готова об этом говорить. Не захотела.

Я стояла и смотрела на город, в котором родилась и выросла. Я воочию видела, как его уничтожили, заходила во двор, в котором я выросла, а там нет ничего — все сгорело. Кусок жизни отрезали и его больше нет. Это не Мариуполь, я не знаю, что это. Я чувствовала себя вне дома. Они, кстати, писали «Мореуполь». От слова «море». «Освободители» даже не знают, как название пишется правильно…

Разрушенные дома

Честно, я не знаю, почему они это сделали с Мариуполем. Я задаюсь этим вопросом: если вы хотите взять его, то вы должны делать это ювелирно. Вы там жить собираетесь, что-то строить. Мариуполь восемь лет вылизывали. Там был такой красивый город, фонтаны, парки, я такого в своем детстве не видела. ispovedi.com Сейчас это просто пепел. Я была в шоке, я была реально уверена, что они будут брать город осторожно, потому что он им нужен. Неужели им нужен пепел?

Думаю, они просто не смогли по-другому. Думаю, не хватает военной подготовки и мозга сделать по-другому. И их просто раздражает красота, которой у них дома никогда не было.

После пережитого осталось ощущение, что человеческая жизнь ничего не стоит. В Мариуполе ко мне мог подойти кто-угодно (даже не военный), кому я не понравилась, зарезать меня, выбросить на обочину — и ничего бы ему не было. Мы просто статистика. Я понимала, что одно неосторожное слово или движение может стоить жизни. Тебя убьют и будешь лежать посреди улицы, никто тебя даже не закопает. Еще обувь заберут и пойдут дальше.

Самое страшное — кадыровцы. Это изверги. И мы им «понравились». Может потому, что у отца машина хорошая.

Однажды вечером мы готовились ко сну, когда к нам в дом залетели вооруженные чеченцы. Сначала мы услышали на улице крик, первым вышел мой муж. Я пошла следом ispovedi.com и увидела, что к нам бегут люди с автоматами. Муж крикнул им: «Остановитесь, там собака», на что они ответили, что пристрелят ее. Я успела схватить животное за холку и насильно спрятала в ванной, пока они не влезли в дом.

Чечены схватили меня, маму и мужа, закрыли нас на кухне, все это время нас держали на прицеле. Они схватили моего отца, затащили его в спальню, где пытали. Вставляли ему автомат в рот, душили… Сказали: «Давай нам 10 тысяч долларов». Отец ответил, что таких денег у него нет и уж очень давно не было. Может, они брали его «на понт». В конце концов, он отдал им деньги, спрятанные в машине — около 1600 долларов.

Еще они отняли у нас телефоны. Но потому, что у меня было их два, один я спрятала под подушку, потому они его не нашли. Они посчитали, что нас четверо, телефонов они тоже забрали четыре — и успокоились. А у нас почти у каждого телефона было по два.

Рашисты в Мариуполе

Они ушли. Папа вернулся с улицы ispovedi.com белый, как стена, смотрел в одну точку и молчал. Мы пытались разговаривать с ним, спрашивать, что они с ним делали, что было, а он просто не отвечал. Я в жизни такого еще не видела. Потом я его обняла и он заплакал: «Я за вас испугался…». Оккупанты сказали, что убьют его и будут издеваться над нами. Подробностей не рассказывал. Когда немного пришел в себя, сказал, что они могут вернуться.

Это было ночью, во время комендантского часа. Нельзя было шуметь и выходить на улицу. Но мы проломили соседям в заборе дыру и вылезли через нее в их огород, потому что там были кусты. Там мы и сидели вместе до утра, взяв на всех одно одеяло. Когда стало светать, вернулись домой, собрали вещи и с того момента больше там не ночевали — переехали в другое место.

После этого мы решили, что нужно уезжать. Потому что, если останемся, нас просто ограбят и убьют.

Колона пытающихся выехать мариупольцев

Тогда мы поехали в Россию, чтобы добраться на границу с Европой. Днр-овцы нас выпустили после допросов. ispovedi.com Мы приехали на российскую границу и провели там полтора суток. Очередь огромная, потому что там снова проводят фильтрацию — все то же самое, но теперь это делают россияне. Они вызывали каждого отдельно, допрашивали. Спрашивали, чем занимаемся, кто мы по образованию, откуда едем, куда едем, знаем ли кого-то из ВСУ, СБУ, полиции и т.д. Меня в этом плане «пронесло», потому что я говорила, что артистка цирка и еду в Москву работать. Мне верили, поэтому отпустили быстро.

Передо мной были люди, которых забрали и увезли в неизвестном направлении, потому что в телефоне нашли контакт «Игорь СБУ». Их, мужа и жену, упаковали — и «до свидания».

В России повсюду флаги и символика СССР, они словно застряли в прошлом. У них все о войне — достопримечательности, флаги на госучреждениях. Все о СССР. Такое ощущение, что их во время Второй мировой контузило и не отпустило.

На европейской границе нас пустили по зеленому коридору, вообще ничего не проверяли. Дали листочки, что они поддерживают Украину, что они знают, что нам плохо и окажут ispovedi.com нам все необходимое и помощь. Мы, к слову, ехали с нашей здоровенной собакой. Только на таможне мы выдохнули и начали плакать.

Эвакуировались мы на отцовском авто. Купить горючее было нереально, нас спасло то, что у папы были запасы, мы на них доехали до границы. Я параноичка, всегда стараюсь перестраховаться. Перед нападением я спрятала часть денег, которую кадыровцы не нашли. Их мы потратили на переезд. С меня все всегда смеялись, а моя паранойя спасла нам жизнь.

Результаты российской бомбардировки

Все знакомые из Мариуполя уже в Европе. Эвакуировались преимущественно через Россию. Мы не ехали раньше, потому что боялись остаться в России без документов и денег. Когда узнали точно, что можно проехать через нее транзитом, тогда решились.

В Мариуполе до сих пор остается много людей. Может, еще тысяч 100 есть, но это мои догадки. Многие хотели бы уехать в Запорожье, но не могут, потому что нет полноценной эвакуации. Все это время она была на личном транспорте, когда появились автобусы… Говорили, что из Мариуполя их выехало 11, а доехали в Запорожье три. ispovedi.com Куда все остальные исчезли — неизвестно. Всех принудительно отправляют в Россию.

Единственное, почему я переживаю, что в Мариуполе осталась бабушка. Увезти ее было нереально. У нас одна машина на пять человек, одна собака. Бабушка еще и нетранспортабельна. Она старая, едва ходит. Мы её решили оставить, нашли людей, которые живут с ней и помогают ей. Мы надеемся, что начнут давать пенсии. Может, будет что-нибудь лучшее. Кстати, пенсионеров тоже вынуждают проходить фильтрацию. Человеку 80 лет. На кой черт она вам?!

Я не знаю, вернусь ли в Украину. Сейчас мы сделали себе вид на жительство в одной из стран ЕС на год. Здесь такая поддержка украинцам, что я в первый день ходила с мокрыми глазами.

Сейчас мы живем четверо в однокомнатной квартире, которую дал нам директор цирка, куда мы приехали работать. Мы до сих пор не можем поверить, что можем искупаться в ванной, зарядить телефон от розетки, радуемся, что можем посидеть на скамейке в парке и над головой ничего нигде не летает. Сейчас я в таком состоянии, что могу ispovedi.com идти по улице и начать плакать. У меня есть психотерапевт, но я пока не готова с ним работать. Вот, историю написала, постепенно вытаскиваю из себя страх и боль. Но легче пока не становится.

Украинские беженцы на границе с Польшей

Я каждый день плакала. После того, как к нам ворвались чечены, я принялась слышать странные звуки — в голове звенит звонок. Спать не могу — кричу во сне, просыпаюсь. Боюсь фонариков, потому что они забегали по ночам и светили ими нам в лицо. Громких звуков боюсь. Я боялась появляться в интернете, боялась писать. Я понимаю, что молчать неправильно, потому что должна рассказывать все. Есть люди, которые на фронте борются и переживают такие же вещи… И если у меня есть возможность (она есть не у каждого), я должна об этом говорить.

Мне противно от себя, что я боюсь даже слово сказать. Я уже в безопасности, я думаю, они меня не достанут. На меня вышли журналисты — и наши, и зарубежные. Скоро мы будем выступать на местном телевидении.

Я не знаю, планируем ли мы ispovedi.com вернуться в Украину после окончания войны. Я хочу пойти в декрет и мне страшно за своего ребенка, что его может ждать. Мне сложно сейчас принять решение. С любой точки мира я всегда улетала домой.

У меня вся родня, абсолютно вся — россияне, а в Украине нет никого. Я ни с кем из них больше не общаюсь. Просто не знаю что им отвечать на их открытки со свастикой и радость от разбомбленных украинских городов.

Последствия российской бомбардировки Мариуполя

Для себя я решила так — если на работе где-нибудь увижу россиянина, то я не разговариваю по-русски и вообще не понимаю этого языка. Идите своим путем. Это их президент, их страна с нами такое сотворили. Им кажется, что это кино. Граждане ездят с этими Z-ками, поддерживают убийства и грабежи своей армии… МраZотные Zомби.

Автор: анонимно

Поддержите, пожалуйста, автора этой истории:
У Вас похожая история? Пожалуйста, напишите нам об этом (регистрироваться не нужно).


Анонимные комментарии (43) к исповеди "Как мы выбрались из Мариуполя":

Автор, нет слов… Одни слезы…
«Армию» вероломно напавшую на Украину нельзя назвать таким словом. Это сборище психопатов, ублюдков и подонков общества за исключением случайно попавших туда молодых людей-срочников. Да и людьми назвать подобные существа трудно.
Путин навсегда обесчестил когда-то действительно славную на протяжении веков русскую армию и покрыл ее несмываемым позором; унизил такими действиями настоящих героев своей страны былых времен.

Читая вашу исповедь, сказать что я был в шоке, значит ничего не сказать… Я никогда не пойму тех россиян которые морально поддерживают это безграничное сумашествие собственных властей. Я не знаю что произойдёт в будущем с Украиной, но что касается России, моё понимание предельно ясна — очень скоро это госсударство прекратит своё существование и всё из-за моральной поддержки со стороны милионов простых российских граждан этих уродов стоящих во главе этого госсударства, которые являются крупнейшими врагами русского народа всех времён. Мне очень-очень жаль этих людей которые оказались совершенно безмозглые в это очень непростое время…

Русские фашисты будут прокляты на многие столетия вперед за тот геноцид что они устроили. Проклятые зомбированые наркоманы, они убили моего мужа. Я ненавижу их всех, проклинаю и презираю.

А с чего всё это началось? А началось оно с того, что кто-то очень умный поделил народ Украины на правильных и неправильных. И кстати-зиговали под портретами Бандеры тоже русские? Печально, что случилось с Мариуполем, но мы построим всё заново! Главное, чтобы адептов украинской идеи на нашей благословенной земле больше не было!

Земля Украины не ваша земля, а земля ее народа, включающего в себя все нации и народности проживающие на ее территории. Российские войска никто туда не звал. Разбирайтесь со своей страной — у вас теплых туалетов у большого процента населения нет, а вы еще смеете указывать сопредельному государству как ему жить. Вы ничего не построите, т.к. охвачены жаждой разрушения да и РФ развалите. Собственными руками без вмешательства из вне.

А свою же «благословенную» землю покрыли несмываемым позором на века вперед. Это вы постыдились бы памяти павших в Великой Отечественной Войне! Ее солдаты всех национальностей огромной страны СССР сражались бок о бок. Среди них было огромное число уроженцев Украины. Они и в страшном сне не могли представить, что их внуки и правнуки вынуждены будут поднять оружие 77 лет спустя против российский войск. И еще раз — победа 45-го года — не победа русского оружия, а победа Красной Армии. Вы не имеете никакого ни морального, ни фактического права ее приватизировать. Имейте уважение к павшим представителям всех народов, хотя сомневаюсь, что вы знаете, что это такое!

В Мариуполе в результате рашистского «освобождения» погибло как минимум 20 000 мирных жителей. И не будем считать такие «мелочи», как оторванные конечности, разрушенные судьбы и подорванное здоровье у остальных сотен тысяч жителей только одного этого украинского города.

Это не «с Мариуполем случилось», это сделали вы, русские фашисты, сбрасывая сверхтяжелые бомбы со стратегических бомбардировщиков и запуская ракеты с кораблей черноморского флота.

Как именно ты, ублюдок, собрался «построить всё заново»? Насилуя украинских женщин и детей?

Юля, это сейчас известно о 20000 жертв российской «освободительной операции», а их окажется много больше.
Ну лозунг «Мы наш, мы новый мир построим» не нов и очевидно чем все заканчивается.

Kortereal, а ты уже начал восстанавливать? Приехал в Мариуполь (с твоим-то российским паспортом и заехать, и выехать получится без проблем, без обязательной отсидки в фильтрационном концлагере)? Записался в волонтеры и разбираешь подвалы разбомбленных многоэтажек?

Или тебя смущают разлагающиеся трупы детей и стариков? Так ты не смущайся, твой фюрер по телевизору ясно сказал, что это все бандеровские нацисты. Зигующие, ага.

Приезжай, строитель, «ваша благословенная земля» ждет твоих идейно правильных рабочих рук!

Построить вы то построите!, а более 25000 тысяч погибших мирных жителей вернёте??

Птица, утешить вас невозможно. Все слова бесмыслены. Но я уверена: суда венным преступникам не избежать. Рано или поздно.

Вот такое освобождения от нацизма по-русски.
Мы тут в Харькове третий месяц ждём когда нас «освободят от нациков», а русские все не приходят, скорее наоборот 🙂

Сейчас Молдова с Приднестровьем с ужасом думают о возможном «освобождении».
Ну тогда Румыния придет на помощь.
Российские власти не хотят понять, что ни одна империя не подлежит восстановлению и советская не исключение.

Вот как раз таки освободить Молдову от этой опухоли Приднестровья надо, это такое же квази-государство, как ЛДНР, если Молдова попросит Одесская область наваляет рашистам, но это только за официальным запросом Молдовы может произойти

Автор, то, что вы рассказываете не показывают. Я ничего не знала про фильтрацию и про такие страшные вещи. Не думайте, прошу, что простые люди хотели такого.

Весна, у вас и россиян есть выход в интернет? В интернете много информации про Мариуполь, если у вас есть желание знать об этом больше и о агрессии РФ в целом. Вы как-то смогли прочитать исповедь и прокомментировать прочитанное, значит и другие ресурсы тоже вам доступны, нет?

Аноним, вы знаете, я тоже ещё недавно жила в Донецкой области, и горя не знала. И все, что пишет автор этой исповеди могу подтвердить. И мне всегда казалось, что то, что я вижу своими глазами, это очевидно для всех. И недавно нашла видео в интернете, из Мариуполя. Они его сняли как какую-то параллельную реальность. Ни одного разрушенного дома в кадр не попало, зелень сейчас, бордюры побелили…я в шоке просто. Так исказить правду, это нужно учиться на такое. И самое мерзкое, это комментарии обычных россиян под видео. Типа держитесь там, наши хорошие, вот теперь все будет хорошо, вы теперь в безопасности. Я плакала, если честно.

Мелисса вы правы. Только разница между вами и Весной в том, что вы в шоке и плакали, а Весна просто не знала про такое. И ещё что бы вы не! думали, а «простые люди хотели такого». Т.е. вы не думайте. Очень важно обращать внимание на формулировку сказанного.

Русские люди хотели «такого». А кстати, какое «такое»? Здесь имеется ввиду война, что ли?
8 лет агрессивной пропаганды, начавшейся в 2014, сразу же после аннексии Крыма. Зависть и нищета большинства населения вылилась в ненависть и разрушения. Украина единственная страна на постсоветском пространстве что не желает быть колонией кремля и делает все возможное, ради своего суверенитета. Представьте, как больно наблюдать за этим со стороны, когда у тебя нет права выбора, в твоей стране 20 лет несменяемость власти и правят бесталанные деды, что как и Весна, смотрят свою пропаганду и не пользуются интернетом. Но ты и не хочешь этой свободы выбора, лучше папка путин все решит за тебя. Нищий, зато каждый день ничем не отличается от предыдущего. Позорная нация, ленивый Ванька что лежит на печи, «просто не знающий», — а теперь ещё и завистливый кровожадный убийца со свастикой, вор и насильник детей.

Аноним, вы не правы. Практически все страны бывшего СССР кроме (возможно!) Белоруси хотят сохранить и будут отстаивать свой гос. суверенитет. Никто не хочет восстановления империи. Все желают жить в своей, пусть и маленькой, национальной квартирке со своим гос.языком, что естественно.
Пока Путин воюет с Украиной очень активизировался Китай, который и до того «отщипывал» от российской территории о чем правительство молчало, да и Япония вспомнила об отсутствии у нее мирного договора с РФ: вся страна оголена, ведь войска собраны на «украинском направлении». А других уже нет. Остались только не призванные мужчины. Да и то, такие как Korteleal, оголтело защищающие режим сидя на диване.

Я-беларуска. Поверьте, так как мы живём последние два года, после фальсификации на выборах, это та же война. БелАрусы не поднимают головы, что весна, птицы, сирень-мы не видим. Один недочеловек забрал у нас радость жизни, свободу. То что один шизофреник ввязал беларусов в войну, наша боль. Беларуский отряд сейчас воюет в Украине против российских оккупантов. Украинцы-наши братья, наши языки похожи. Нам стыдно что мы вынуждены молчать. Мне стыдно за мою трусость.

Воруют зерно, уничтожают музеи, церкви,убивают женщин и детей. Недавно читала как разлучили маму и 4-х летнюю девочку — мама не прошла фильтрацию. Люди ли это, кто это делает и поддерживает все это в комментариях в соц.сетях, — увы, давно уже нет.

Korteleal, «зигование» ни Бендере, ни Шухевичу я не пойму и не приму никогда. Но чем лучше ваши регулярные «Русские марши», проповедующие нацисткие идеи и поддерживаемые правительством?!

Русские марши российская власть никогда и ни на каких уровнях не поощряла, равно как и калмыцкие, татарские и т.д., в отличии от таковых в Украине!!! Лет бы двадцать вам ещё подождать, и всё бы было по вашему : мова вытеснила бы ненавистный русский язык, Скворцовы бы окончательно перекрестились в Шпаков и т.д., у Украины и России 300 лет общей истории, от которых никуда не деться, как бы этого мы ни желали! Но нет, сначала вы сжигаете людей в Одессе, потом начинаете замес на Донбассе, а ведь можно было понять, что Россия в стороне не останется, так нет же, «мы же ж Европа, мы же ж часть Западной Цивилизации, она нам поможет» -ну вот и помогла! А теперь мы заберём то, что Украине подарил Ленин, то, что наше. На Львивщину и т.д. мы не претендуем, но Одесса, Николаев, Мариуполь-НАШИ!

Ты ведь сейчас из-под Мариуполя пишешь, болезный? Тебя там чуть выше спрашивали про разбор завалов с трупами убитых твоей армией мирных людей. Много уже разобрал? Много «построил заново»?

Под завалами могут оказаться граждане Украины. Они ведь не люди. Зачем их спасать?! Надо только язык русский защищать, которому ничего не угрожает, а люди пусть умирают ради «великой цели». Ему-то что?!

1. Русские марши РФ проводит два последних десятилетия, при чем не только на своей территории. Например, ваш глава Роскосмоса, Рогозин, прежде чем возглавить и разрушить то, что до него создавали наши отцы и деды, заменив советские ракеты батутами, тоже участвовал в неонацистских маршах. Это легко гуглится. И в вашей правящей клике он не один такой.

Прямо сейчас в России проходит множество маршей со свастикой на флагах, на которых россияне, «не знающие, что происходит» Zигуют и требуют убить миллионы украинцев. Фото, видео и тексты есть даже на ваших пропагандистских сайтах в огромном количестве. Это и есть фашизм, да еще и с геноцидом.

2. Мова в Украине теперь точно и окончательно вытеснит ваш язык уже в следующем поколении по естественным причинам и вашими же стараниями. На русском теперь стыдно разговаривать, особенно за границей, а скоро и в самой расеюшке будет стыдно. Стыдно и опасно. Никому не хочется, чтобы его ошибочно посчитали россиянином. Чем больше вы хотите «защищать русскоязычных» и убивать соседей только за то, что они любят свою Родину и хотят говорить на своем родном языке, тем меньше будет этих самых русскоязычных.

Учите чеченский и китайский — пригодится. Когда украинцы дожгут банду мародеров и насильников, которую вы по скудоумию именуете «армией», вас ждет много интересных открытий. Особенно интересным будет то, что чеченцы, которых вы так боитесь в своей Москве, не забыли, кто разрушил Грозный.

3. Никакой России нет, есть Московское царство. Россию придумал Петр I, которому было стыдно управлять болотной мордвой, а хотелось почувствовать себя европейцем. При нем начали присваивать историю Киевской Руси и сочинять сказку про «адиннарот». Екатерина II пошла еще дальше — уничтожала киевские летописи с настоящей историей, заменяла их выгодными ей фэйками (да, любовь к фэйкам про «величие» у рашистов в крови), разрушила украинское козацтво (донские и кубанские казаки — это более позднее ответвление украинской Запорожской Сечи). Но сила всегда проигрывает культуре. Агрессивные монголы растворились в завоеванном ими культурном Китае, а московиты растворяются в украинской, чеченской и бурятской культуре.

4. «Замес на Донбассе» — это великая трагедия, которую организовали и 8 лет поддерживали московиты, когда Донбасс не получилось захватить по примеру захваченного Крыма. Российские танки, грады и российские кадровые военные были там с первых дней войны. Украине бессмысленно было организовывать «замес» на собственной территории. Самостоятельно поджигать собственный дом элементарно не выгодно, а вот соседу-алкашу поджечь твой дом кажется очень хорошей идеей. В фашистском угаре этому «старшему брату» кажется, что на фоне пожара его собственная убогая халупа кажется великой.

5. Ваш Ленин — бездарный садист, в свое время завербованный немецкой разведкой, чтобы развалить догнивающую Российскую империю и помочь Германии выиграть первую мировую войну. Это ваши же историки давно выяснили, но теперь вам так запрещено говорить и даже думать. Он не мог «подарить» то, что ему никогда не принадлежало.

Одесса, Харьков, Мариуполь и другие украинские города, которым не повезло находиться близко к границе с орками, уже показали, частью какой страны и какой культуры они хотят быть. Ваш фюрер считал, что ему хватит три дня на захват всей Украины. Но уже третий месяц русскоязычные жители Украины успешно жгут оккупантов из «второй армии мира» на родной земле. Уже 26 тысяч рашистов Zиговать и насиловать наших детей точно некогда больше не смогут. Именно русскоязычные украинцы жгут — на ютубе полно роликов, это подтверждающих. Так что «не брат ты мне, гнида черно*пая» (с)

Korteleal, не бывать этому. Украина останется в своих прежних пределах! И да, в любой стране главенствующим должен быть язык являющийся государственным. Так было, есть и будет. Никто и никогда не запрещал русский — это выдумки вашего бесноватого президента и его приспешников, решивших заплатить жизнями своих граждан за воплощение своих бредовых фантазий.

А почему вы не на фронте? Слабо встретиться в открытом бою с воинами ВСУ? То- то же. Вы такой же «отчаянный смельчак» как и ваш глава государства, встречающийся с официальными лицами за трехметровым столом и сделавшим тем самым из себя посмешище для всего мира.

И еще, Karteleal, мои «глубочайшие и искренние поздравления» российским войскам, сравнявшихся в своих действиях с таковыми вермахта между 1939-1945 годами.

Игорь Хаджава, ведущий инженер Азовстали, рассказал nv.ua о месяцах, проведенных в заводском убежище под постоянными бомбежками и обстрелами.

Мариуполь стал одной из первых и главных целей атак россиян на востоке страны. Город довольно быстро оказался в кольце осады, которое неумолимо сокращалось. Теперь украинские силы контролируют лишь территорию завода Азовсталь.

Именно там сосредоточены силы полка Азов, морпехов и пограничников — это около тысячи человек, среди которых сотни раненых. Кроме того, в заводских подземельях долго время скрывались сотни гражданских — женщин, детей, стариков и работников Азовстали. За последнее время удалось эвакуировать порядка 500 из них, но еще около сотни могут оставаться на предприятии.

Среди спасшихся оказался и ведущий инженер Азовстали Игорь Хаджава. Вместе с женой и двумя детьми он два месяца прятался в заводском бункере от ежедневных обстрелов и массированных бомбардировок, выискивая хоть какую-то воду в цеху и питаясь тем, что приносили украинские военные. Лишь 1 мая инженер смог с семьей в составе эвакуационной колонны выбраться из этого ада и добраться до Запорожья. Теперь по просьбе НВ он вспомнил пережитое.

— Как вы попали в бомбоубежище на Азовстали?

— 24 февраля приехал на работу, — уже были слышны взрывы. Потом руководство сказало всем расходиться по домам и завод вводили в «горячую консервацию»: производилась остановка доменных печей, конверторов, миксеров.

— Что дальше?

— Сидели дома, скупились, с женой побегали по магазинам. Не думали, что так все затянется. По телевизору, по новостям везде говорили: сидите дома, все под контролем, все будет хорошо. Напрасно мы сидели, конечно.

— Тогда же начались первые обстрелы?

— Электричество пропадало два раза, потом, видать, сделали какие-то переключения — подали электроэнергию. Вода появилась, — опять понабирали ее во все емкости, которые были дома. Затем был первый обстрел на левом берегу (восточная часть города, ближе к «ЛДНР») — школу обстреляли. Практически со второго дня звуки выстрелов, прилетов были все ближе и ближе.

Мы жили на 9-м этаже и звуки, вибрация там гораздо сильнее, чем на нижних этажах. Жена с детьми спала в коридоре.

27 февраля была поставлена украинская техника на 23-м микрорайоне (центральная часть города, один из наиболее населенных микрорайонов Мариуполя) — они отступали, а мы понимали, что на окраине это не остановится. Жена попросилась спрятаться куда-то, в тот же день я позвонил начальнику цеха, попросил, чтобы он помог доставить меня, детей, жену в убежище конвертерного цеха. Там и были со 2 марта. А выехали с Азовстали 1 мая.

— Вы находились в одном из бомбоубежищ-бункеров, которое расположено под цехами?

— Под АБК№ 1 (административно-бытовой корпус) конвертерного цеха, в котором расположены столовая, бани, кабинет начальника цехов, замов, всякие технологические бюро.

— Сколько вас там было в начале?

— В основном туда попали с левобережной части города, потому что конвертерный цех находится возле восточных проходных и с той стороны людям легче было добраться. Нас привезли на машине, — с детьми, с вещами. До этого мы просматривали варианты, где можно поблизости от нашего дома попасть в убежище — кинотеатр Савона и спортивный комплекс Тераспорт, бывшая Быттехника. Но эти помещения — обычные подвалы, которые не оборудованы для пребывания гражданских лиц в таких количествах.

В первый день, когда мы попали на Азовсталь, в бомбоубежище под АБК нас было до 20 человек, а самое большое количество — около сотни.

— Что происходило в самом городе?

— АБК конвертерного цеха на возвышенности находится. Поэтому, когда выходили на улицу, было видно, что город горит. Территорию Азовстали кошмарили, звуки выстрелов сливались. Взрыва Драмтеатра, под руинами которого погибли сотни мирных жителей, я не слышал, мы видели фотографии — военные рассказывали, которые приходили.

— Говорят, по цеху были расставлены упаковки питьевой воды, доставленной ранее — по нормам производства. Вы ее собирали? А еду откуда брали?

— Да, ходили по цеху, собирали воду в бутылках. Начальник цеха, который еще тогда был вместе с нами, вместе с военными сделал запас еды, установил генератор. Припасы мы побросали в холодильники. Военные доставляли еду: кто-то приносил конфеты детям, кто-то — крупы, потому что уже в апреле у нас начались проблемы с пропитанием. Пограничники много круп принесли, макароны — из них варили супы. В принципе, дети у нас никогда голодные не были.

— А сколько детей было в вашем в помещении?

— 18 детей. Сто человек было в первых числах марта. Потом приезжали военные, сказали, что есть «зеленый коридор» — те, кто на своих автомобилях заехали на территорию завода, могут выехать. Но насколько я знаю, тех, кто на автомобилях выбрались из Азовстали в первые дни, не выпустили из города — они вернулись: кто — в ПГТУ (Приазовский государственный технический университет) в бомбоубежища, кто — в Драмтеатре. При выезде из города начались обстрелы, кто-то нажал педаль газа и прорывался. Есть у меня сотрудница моего цеха, которая рассказывала, что под взрывами мин им с мужем и сыном удалось выехать из города.

— Людей не выпустили российские войска, окружившие город?

— Российские войска. Они же к нам пришли «с миром», «освобождать».

— Часть выехала. А сколько осталось?

— В районе 76 человек осталось в бункере.

— Бункер укреплен?

— Бункер — не бомбоубежище, а убежище от техногенных катастроф. Суть в том, что конвертер может взорваться при ошибках производственного процесса. Причем взрыв равносилен атомной бомбе. Поэтому от возможных взрывов были построены убежища. Оно в себя включает 50 спальных мест — двухэтажные койки. Там есть два выхода. Также есть комната вентиляционная на случай отсутствия свежего воздуха — там стоят фильтра. Если есть электричество, то с помощью электродвигателей туда загоняется свежий воздух. При отсутствии электричества мужчины становились, вручную крутили так называемые «улитки вентиляции» и принудительно загоняли свежий воздух с поверхности.

— На какой глубине находился этот бункер?

— Отметка «пол — 6» (уровень пола находится в шести метрах от поверхности). Потолок высокий — в районе 3-х метров, сама плита перекрытия, которая над нами была, толщиной 0,5 м.

— Электричество вырабатывалось генератором, — вам приносили дизель?

— Дизель доставляли сами. У нас был работник нашего цеха Роман Волков, который следил за генератором, как за ребенком своим, — включал, отключал. На ночь отключал в целях экономии. Днем пользовались электричеством. У нас где-то в начале апреля даже появилась хлебопечка, — мука была в нашей столовой, три мешка. Пекли хлеб.

— А где хлебопечку взяли?

— В поисках еды осмотрели все помещения, которые были в округе, нашли. Дизель-генератор большой, у него потребление 37 л топлива в сутки. У нас была вокруг цеха масштабная реконструкция газоочистки и подрядные организации туда свезли много техники — гусеничные краны, обычные стреловые на пневмоходу. То есть, много техники, из которой можно было сливать дизель. Ну и сама техника уже была разрушена вся в осколках, побитая.

— А когда именно по Азовстали стало прилетать? Говорят, что налеты были чуть ли не каждые 5 минут — по 10 самолетов одновременно.

— Самолеты никто не считал. Бывало такое, что вот взрыв от авиабомбы: идет ударная волна и только после нее слышен звук самолета. Так мы понимаем, что сверху — звук реактивного самолета. И все бежали вниз, в убежище: мужчины или женщины, которые занимались приготовлением пищи. Детей на поверхность практически не подымали.

— С какого приблизительно дня стали массированно бомбить Азовсталь?

— Примерно с 15 марта. Раз в день что-то прилетало, отдаленно мы слышали. Цех высокий, 67 м. Поэтому частенько снаряды попадали именно в главный корпус конвертерного цеха. Ну и потом они начали падать постоянно, по всей территории. Наш АБК был уничтожен, он неоднократно горел. Рядом попала авиабомба — воронка огромная. Попали по железнодорожному пути, — там довольно-таки укрепленное место, а воронка глубиной метра полтора и диаметром метров восемь. Сила взрыва была огромная.

— Был какой-то момент, что прощались с жизнью?

— Да, когда в нас попало одновременно две ракеты. Грамотно попали, разрушены были два лестничных марша, — оба наши выхода из АБК.

— Вас завалило?

— Все верно. Завалили лестничные марши, но на нашей отметке «— 6» был переход в соседнюю пристройку, ее тоже завалило. Все здание осыпалось, в пристройке была сауна, бассейн и вот 5 этажей разрушились. И мы с этой отметки выбирались кое-как, пробирались через завалы на поверхность. И уже там, с помощью солдат, детей подымали, женщин, стариков.

— Много стариков было?

— Около 15. В Азовстали несколько десятков убежищ. Военным было рискованно между всеми этими АБК ездить и каждому по килограмму гречки привозить. Поэтому они смотрели, где людей мало и перевозили их в большие убежища.

— Как были настроены военнослужащие? Там же не только азовцы находятся, но и пограничники, морпехи, полицейские.

— К нам приходили Азов, ВСУ, пограничники. Спрашивали: какая помощь нам нужна? Рассказывали, что творится в Украине, в Мариуполе.

— Как они вообще выживали? Им же нужно было себя кормить и вам где-то доставать еду?

— Они приходили, надолго не задерживались, особо времени не было на разговоры. Прибегали 2−3 человека, спросили, рассказали, что нужно, что не нужно. А где они брали, — скорее всего, у них было заготовлено.

— А лекарства вам приносили?

— При цехе был медпункт, он был разрушен, но те медикаменты, что уцелели, мы забрали. У нас женщина была в бункере, она 8 лет работала медсестрой, на нее возложили все эти обязанности. Все медикаменты, которые находили, отдавали ей. В первую очередь, бинты. У нас пожилую женщину ранило — при ракетном ударе она находилась в пристройке, там был безопасный санузел, как мы считали. Взрывной волной ее ударило о двери, голову посекло осколками зеркала — и бинты пригодились.

— Болел ли кто-то у вас там серьезно?

— Про ковид мы все забыли. Болезни были простудные — кто-то из вновь пришедших сильно кашлял, и весь бункер подцеплял сразу. Все переболели и перекашляли. У нас было два сахарных диабетчика, инсулин заканчивался, в любой момент могли умереть. Была женщина пожилая, у нее была анемия мозга, ей нужны были специальные таблетки, которые приостанавливали процесс анемии. Вот эти таблетки в бункере закончились и болезнь, грубо говоря, ничего не сдерживало.

— Она выжила?

— Да, когда закончились лекарства, ее семья вывела своим ходом. Я сейчас не знаю где они, что с ними.

Девочка была, лет пятнадцати с сахарным диабетом. Насколько я знаю, она сейчас в коме. Они в середине марта выезжали, та группа, которую не пропустили. Они сидели в ПГТУ в бомбоубежище. После того, как мы выехали в Запорожье, связались с семьей девочки-диабетчицы — и тогда нам сообщили, что она — в коме. Но все, якобы, контролируемо, — пообещали, что все будет в порядке.

— Российские пропагандисты показывают, что армия РФ обстреливает цеха ракетами или какой-то тяжелой артиллерией. То есть, не разбирают, — есть там гражданские или нет: стреляют по всему подряд.

— По всему подряд. Азовсталь — это те же руины, которые и в городе. Наше АБК уничтожено, верхних этажей нет, все лестничные марши завалены, в столовой провален пол.

— 21 апреля была встреча министра обороны РФ Шойгу с российскими диктатором Путиным, на которой последний сказал, что якобы не будут больше обстреливать завод. И в этот же день продолжались массовые обстрелы.

— Да. Только когда нас вывозили 1 мая и днем ранее была тишина. Причем «зеленый коридор» был с 7 утра до 20 вечера, но только в 19:30 россияне дали добро на вывод людей с Азовстали. По заводу дорог уже не было, чтобы проехать к нашему АБК — нужно было двигаться минут 15−20 по всем этим руинам. Военные приехали и сказали: на сбор — 10 минут. Мы не успели, поехали на следующий день.

— Что видели в городе, когда вас вывозили?

— Хиросиму и Нагасаки видел. И «освободителей» тоже видел.

— Зачем нужно было бомбить весь город?

— У нас есть такое предположение, что взялась карта города Мариуполь, локация каждого строения и просто в каждую точку бились снаряды. Уничтожение всего города, — это миллионы выпущенных снарядов, которые покрыли всю площадь.

— Мариуполь ведь перед войной отстраивали?

— Последние годы у нас город прям начинал цвести. Мы не могли нарадоваться тому, что происходит: какие реконструкции, какие ремонты, какие парки у нас появились. Все для общего пользования, гуляй с детьми, наслаждайся. Центр города был полностью отремонтирован. Тот же Драмтеатр, — за ним был огромный фонтан сделан, зимой на этой площадке фонтана каток, все изначально было спроектировано под него.

— Потом вас привезли в фильтрационный лагерь?

— При выезде из завода подъехали на мост, где нас встречали представители Красного креста, ООН. Россия начала разминирование дороги, мы ждали в автобусе около полутора часов, пока они разминируют — специальная машина ездила и подрывала мины, которые установили ночью, чтобы никто не сбежал с завода. Потом мы пересели в другие автобусы и направились по Таганрогской трассе мимо левого берега в село Безыменное. Там были письменные допросы, задавали вопросы. Например, такой: кто остался в городе? Я ответил, что наши родственники не захотели уезжать из квартиры, остались дома. А вопрос был следующего характера: вам все равно, что с ними? Почему вы не возвращаетесь домой?

— Хотели оставить здесь в городе?

— Да, они очень искренне удивлялись, что мы не хотим ехать в Россию, остаемся в Украине. Делали круглые глаза: как же так, почему вы принимаете такое решение?

— Большая часть людей из Мариуполя выехала в подконтрольную часть Украины.

— Это правда. Были разные случаи, зачастую бытового характера. Например, при мне с другим автобусом выезжали муж с женой. У них двое детей было, один с инвалидностью. Я так понимаю, у них родственники в России, куда им и предложили приехать, — есть место, где остановиться. Дома ведь разрушены, а людям нужно где-то жить, — вот они и согласились.

— По данным горсовета, в Мариуполе погибло около 20 тыс. гражданских. Правдива ли такая оценка?

— Согласно тем фотографиям, которые я видел, делают братские могилы. Закапывают людей массово. Думаю, оценочная цифра 20 тыс. вполне реальна. Потому что лично возле моего дома кресты стоят — людей хоронили в домах. Теща, насколько мы знаем, до сих пор находится в своей квартире погибшая. МЧС российское сообщало о том, что есть погибшие в этом доме, и никто не забирал их.

— Вы находились в бункере. Там было тяжело, но, наверное, это и спасло вашу жизнь?

— Находясь в бункере, мы все жалели, что туда попали, ведь у нас не было возможности выйти. По территории завода при нормальных дорогах добираться до ближайших проходных — это 15 минут ходьбы. Но при обстрелах, когда ты не знаешь, в какую точку прилетит следующий снаряд, это очень рискованно. Идти по территории завода с детьми под постоянной бомбежкой — брать на себя ответственность за их жизни. Мы не решились. Поэтому ждали эвакуации. Но после того, как увидели, что город уничтожен, сгорел, поняли, что два месяца мы были хоть как-то, но защищены. И те военные, которые находились на территории завода, тоже удержали оборону и находятся там до сих пор.

— Действия оккупантов четко подпадают под определение «геноцид украинского народа». Ведь украинцев убивают именно по национальному признаку. А как вы думаете?

— Я думаю, что это бесчеловечно, — то, что происходило в городе. Нормальные люди так не будут делать. Не будут жечь мирный город, не будут стрелять в девятиэтажки, палить частный сектор. Война, конечно, превращает людей в зверей. И когда российские солдаты умываются кровью людей, то уже перестают понимать, что они делают. Я думаю, они здесь озверели.

Война показывает настоящее нутро человека и будит во многих их животные инстинкты. Но попытки захвата Мариуполя предпринимались с первых часов нападения. Еще никто не успел бы так озвереть. Значит российские «военные» прибывали в таком состоянии еще и до того. Почему и при помощи чего- вопрос открытый. Здесь без психотропных веществ не обошлось…

Мы уехали 22. Прямо в ночь после подписания договора Путиным. Собрала 5 детей и оставила все. Чётко понимала, что час промедления, это конец жизни. Нет ничего ценнее жизни. Где-то мы были готовы. Всё документы были в порядке. Так домой и не вернулись… но надеемся вернуться! Мой самый большой страх, это когда надо спасать детей, а у тебя только две руки и ты не знаешь, кого брать первого и как всех одновременно. Слава Богу мои дети не слышали взрывов. Спасибо вам за то, что написали это. Храни вас Бог!

Ирина, вы мудрая женщина. И вы обязательно вернетесь в ваш освобожденный дом!

Вот она, настоящая правда. Та которую не показывают по ТВ и в интернете.

Да, это истинная правда, я тоже живу в этой войне до сих пор, но я не в Мариуполе, я там где спокойнее.
Но то что пишет автор это все на самом деле, этот ужас происходит в реале.
Как же хочется что бы этот был просто сон, но понимаешь что реал, и очень больно…

Если вы эвакуировались не в Россию, то, думаю, можете не избегать разговаривать на русском языке, язык не виноват. Я не знаю ни одного россиянина, живущего за границей, который бы не рыдал от происходящего. Мы все проживаем ужас сейчас, все помогаем беженцам как можем, у нас у всех есть близкие друзья украинцы, у всех ссоры и разрывы отношений с родственниками и друзьями в России из-за кардинально противоположных точек зрения.
То, через что сейчас проходят люди из горячих точек — не имеет никакого оправдания! Это трагедия тысяч людей, сердце кровью обливается.
Мы с вами.

Как же не язык, Sonya? путин убивает украинский народ что бы защитить русскоговорящее население. Это вы даёте совет украинке на каком языке ей говорить и чего боятся? «Разрешили» не боятся, во как!

Россиян, поддерживающих своего кровавого диктатора, за границей ещё хватает. Даже автопробеги в поддержку изнасилований украинок устраивают, свастики на машины клеить пытаются. Правда, такие Z-машины потом почему-то становятся немножко поцарапанными и колеса у них чаще пробиваются… Но возвращаться в родную высокодуховную рашку Zомби почему-то не торопятся, так и «страдают» в вечно загнивающей Европе.

Украинцы не хотят разговаривать за границей по-русски, чтобы местные не посчитали их русскими и не плевали им в кофе. На русский приходится переходить с теми, кто украинского или английского не понимает. Только русскоязычных в Европе все меньше — Сирия, Армения и Эритрея теперь потолок вашего туризма и эмиграции.

Вы знаете, Юлия, ваш комментарий оторван от реальности. В странах, которые принимают беженцев, русская речь слышна на каждом шагу. Понять, что это украинцы можно по звуку «г».
Многие местные даже не отличают русский от украинского, если что.
Беженцы собирают гуманитарку, у них нет денег на кофе, в который могут плюнуть. А русские заказывают кофе на местном языке, так как учат его.
Никто в Европе не занимается тем, о чем вы здесь написали, потому что это уголовно наказуемо.
Вы накручены неверной информацией

Но я понимаю ваши чувства. Так как тоже волей не волей обобщаю людей в РФ с противоположным мнением, и раздражаюсь на эту массу. Когда я начинаю про них думать — тоже очень завожусь

Чем русские занимаются в Европе, можно посмотреть в Youtube по запросу «z автопробег Европа» и другим подобным. Интернет он дураков помнит.

Да, согласна, не все русские безнадежны, но большинство — да, к сожалению. Если конкретно вы и ваша семья помогаете беженцам, то это редкое исключение, но не правило. И искреннее вам за это спасибо.

На счет того, что беженцы говорят преимущественно на русском… По иронии путлер и его орки разрушили дома преимущественно в русскоязычных восточных городах и селах. Для рашистов не понятно, что украинцы не за язык сражаются, а за свободу, за право решать самим как им жить и что делать. Мы не хотим строем Zиговать и не хотим, чтобы нас ОМОН избивал на центральной площади родного города за плакат «Нет Войне!»

К 37:
Юля, я живу в Германии, где много выходцев из бывших совестких республик. И огромное число людей помогает беженцам. А также коренные немцы, очень много делающие для них. Что называется по зову сердца.

Но русский язык действительно не при чем. Его использовали только как повод для войны. Не надо стыдиться на нем говорить.

Ничего я не разрешала и не советовала украинцам.
Я сказала что русские вне России осуждают происходящее.
На русском языке говорит много прекрасных людей и он даёт возможность общаться людям из разных стран, которые встречаются волей судьбы в иммиграции. В том числе- россиянам с украинцами!
Мой сын помогает беженцам в школе понимать учителя. И эти дети счастливы что хоть кого-то они способны понять в новой школе! Что хоть с кем-то они могут поговорить! Эти дети напуганы, они без подготовки оказались в чужой стране, чужой школе, окружённые незнакомыми людьми, которые говорят на незнакомом языке.
Встречалась я лично и с мариупольцами, и с семьей из Лимана, и из Краматорска, и из Киева, и из Харькова, Одесса, Чернигов. Все мамы с детками. Боль в глазах- да. Ненависть лично ко мне-нет. Иммигранты из России поддерживают украинцев!

Встречалась я так же с людьми из западной Украины. Вот некоторые из них -да, говорят на украинском, может не хотят на русском, может плохо говорят на русском. Не знаю. Для меня это не проблема, я за годы дружбы с украинцами научилась многое понимать, а они понимают мои ответы на русском. Этого достаточно

Беженцам без знания языка ой как непросто сейчас в чужой стране. Желание отказаться от русского языка-понятно. Но и мы, люди с российским паспортом, вам не враги.

Причина о защите русскоговорящего населения самая бредовая, Это насколько глупы люди, чтобы искреннее считать что кого-то Россия там защищает. И что больше всего злит- внутри России многие действительно продолжают искренне так считать.

К 39:
Sonya, к последнему абзацу-вот это действительно жутко.

Но вот больше всего страдает именно русскоговорящее население, по мне так лучше пусть по всему миру притесняют, я бы на законодательном уровне всех русских выгнал на родину, жестоко скажите вы, но ведь то что сотворили эти чудища с моей страной и что творят русские сейчас во всем мире нельзя поддерживать, хотя и много украинцев ведут себя невесть как, что очень огорчает и стыдит меня как Украинца. Думаю вас всех (русских) нужно загнать в тот концлагерь, и посмотреть как много вы будете помогать Украине .(это я про тех, кто сейчас находится в Европе и делает себя чуть ли не героем, за то что помогает украинцам с гуманитаркой) все это чистое лицемерие, и то, что русские в большинстве своем это поддерживают, показывает насколько вы все трусы и лицемеры. И ваши оправдания в виде я живу в Европе, и я помогаю, хорошо что я не в Европе, а в Украине, мне от таких людей помощь не нужна, жаль что политики не могут организовать всем вам депортацию, живите в загнивающей рашке и помогайте тогда эта помощь будет оценена, а так, сплошное лицемерие, и не отождествление себя к тем русским которые живут в этом болоте. Грубо наверное и в меня полетят тапки, судя по тому, что я знаю, о вашей культуре, зато я выскажусь насколько вы все ненавистны многим из нас и надеюсь когда все закончится, вас за людей считать не будут!

Прокомментировать эту жизненную историю:

Все поля обязательны для заполнения. Комментарии проходят премодерацию и публикуются только если не нарушают правила сайта. Инструкция по добавлению аватарки находится здесь.

Добавьте собственную историю прямо сейчас (регистрация не требуется). Читайте также исповедь. Не вошедшие в основную часть сайта публикации можно найти здесь. При копировании понравившихся историй, пожалуйста, не забывайте ставить ссылку на ispovedi.com со своего сайта или группы в соцсети. Большое спасибо за Вашу поддержку и участие в развитии сайта.